Как же воплощен труд — эта важнейшая составная часть социалистического образа жизни в живописи 70-х годов? По сравнению с 60-ми годами чаще показывается сам процесс труда, участники которого не позируют для зрителя, а действуют. Усложнены производственные интерьеры, которые нами, современниками, воспринимаются естественно, как неотъемлемое и привычное. Неплохие результаты дает решение этой темы в бытовом ключе, когда, например, художники национальных школ поэтизируют традиционные виды крестьянского труда. Значительно оживляется колорит, цвет и ритм становятся разнообразнее и богаче. Вместе с тем в теме труда слабо разработаны человеческие характеры.

Чем объяснить этот недостаток? В раскрытии характера со-временника велики возможности сюжетно-тематической картины. Однако во многих произведениях этого жанра в последние годы возникла диспропорция между значительностью и масштабностью затрагиваемых проблем и некоторой однозначностью их решений. Выступая в защиту одного из важнейших жанров, многообразные возможности которого до сих пор в полной мере не выявлены, В. Ванслов сконцентрировал внимание на богатстве его поистине неисчерпаемого потенциала. Именно- сюжетность, как справедливо полагает В. Ванслов, является внутренне присущим искусству источником композиционного многообразия. Опасность утраты станковой тематической картиной лидирующего положения среди других живописных жанров, к сожалению, не преодолена. Об этом с тревогой пишет Т. Салахов в статье «Проблемы станковой картины» («Творчество», 1984, № 3), где, в частности, указывает и на возможность умаления социальной роли сюжетно-тематической картины как средства идейно-художественного воспитания. Почему возникла такая опасность? Одна из причин названа в статье Т. Салахова. Это недостаточное знание духовных запросов аудитории, неумение вызвать ее эмоциональный отклик, за счет чего снижается социальное воздействие художественных произведений.

Однако лидирующее положение сюжетно-тематической картины среди других живописных жанров зависит не только от контакта художника с аудиторией, популяризации художественных ценностей с помощью выставок. Отчасти некоторое охлаждение к сюжетности было вызвано тем, что в отдельных малохудожественных произведениях 50-х годов обращение к тематической картине сочеталось с трафаретностью изображения и некоторой дидактичностью самого подхода к теме. В какой-то мере отход от сюжетно-тематической картины объяснялся обращением ряда художников к синтезу сюжетнотематической картины и портрета. В портрете деятельность человека как бы остается за кадром, поскольку художников интересует иное — утверждение пафоса творческого труда как важнейшей общественной традиции в психологии и характере современника, стремление полнее и глубже раскрыть характеры.

Прртрет слесаря рыбного порта И. Бражинскиса (1980), выполненный художником В. Циплияускасом, напоминает о романтических традициях, отнюдь не утерянных нашим искусством. Подчеркивая серьезность и сосредоточенность своего героя, автор показывает и среду, сопутствующую труду, что помогает составить представление и о самом труде, и о человеке, который перед нами. Точно так же понять характер человека в связи с его профессией помогают включенные в портретный фон предметы его труда (Д. Умарбеков. «Портрет стеклодува М. Умарбекова», 1978). В портрете хирургов работы художника А. Курнакова («Ответственные за жизнь», 1980) богатство индивидуальностей органично вписывается в «производственный» интерьер. Портрет воспринимается как сюжетно-тематическая картина, поскольку персонажей связывает единство действия. Врачи не позируют, они обсуждают, по-видимому, очередной трудный случай из своей практики, и отношение их к нему объединяет, сплачивает. Взаимопроникновение различных жанров — своеобразная примета времени. Поэтому далеко не случайно в пейзажах мы находим элементы все той же сюжетно-тематической картины. У О. Субби («Осень в северной Эстонии», 1980) в несколько импрессионистической манере воспроизведена лирическая поэзия осеннего увядания природы. Но здесь, среди дорогих сердцу мест, остановился в раздумье, любуясь окружающим миром, человек.

Сложную взаимосвязь портрета и пейзажа, сближающего портрет с сюжетно-тематическим жанром, можно найти в картине Ю. Ракши «Разговор о будущем» (1979) и работе О. Филатчева «БАМ. Водители магирусов» (1980). У Филатчева изображены люди решительные, мужественные, которых уже без натяжки можно отнести к рабочей интеллигенции, в соединении с суровой прекрасной природой, способствующей их формированию Ю. Ракша показывает одухотворенность своих героев, у каждого из которых богатый внутренний мир и общая ответственность за свой труд и будущее. Живопись, откликаясь на то новое, что внесла и вносит наша действительность в облик человека, стремится акцентировать в нем основное, самое характерное. Чаще всего это лепка характера сильного, цельного, поистине эпического, подобного тем, что находим мы в портретах признанных мастеров П. Корина, М. Нестерова (вспомним, к примеру, «Портрет И. П. Павлова»). Продолжают их традиции и работы наших современников, относящиеся к 70-м годам. Во многих из них нашли отражение лучшие черты народного характера, извечно присущие человеку-труженику. Просты и психологически точны портреты В. Коржакова «С. И. Брагин (90-летний колхозник)» (1975) и В. Немцова «Озеленитель оврагов Кузьма Никитин» (1975). В облике героев этих картин есть черты, исконно присущие русскому характеру, узнаваемые еще по фольклору. Это прежде всего доброта и народный юмор. Черты человека, наделенного природной смекалкой, не унываю-щего, не пасующего перед трудностями, показаны в портрете A. Левитина «Бригадир электромонтажников В. Д. Рогоза» (1975).

Художники самых разных национальностей стараются передать изменения психологии и характера, формируемые социалистическим общественным укладом. В трактористке М. М. Хасановой А. Лутфуллин подчеркивает волевое начало, решительность, выработанные чисто мужской профессией. Мягче, женственнее образ туркменской актрисы М. Аймедовой, созданный К. Бекмурадовым. Благородство и человеческое достоинство отмечены художником Н. Бутом в портрете первого Героя Социалистического Труда Тувинской АССР Л. Ооржака (1973). Рабочий-интеллигент— социальный тип, рожденный НТР, процессом стирания граней между умственным и физическим трудом, встает перед нами в «Буровом мастере» А. Фейзуллаева (1975). Сложностью внутреннего мира, интеллигентностью, доверием к людям, благожелательностью привлекает героиня картины B. Хабарова «Антиквар» (1975). Девушка, вероятно, отвечает что-то человеку, которого мы не видим и с которым каждый из тех, кто знакомится с картиной, может отождествить себя. Но этот приветливый, обращенный на нас взгляд вместе с тем и как-то отрешен, словно девушка не перестает думать о чем-то своем, сокровенном. Как бы со стороны вглядывается Л. Кириллова в свои персонажи, каждый из которых углублен в размышления, сосредоточен. Полное уважения, доверительное, чуждое сентиментального умиления отношение автора к своим моделям органично слито с их неоднозначностью, серьезностью («Девушки села Черное», 1975). Отстраненность от своих моделей предоставляет С. Кудрявцевой возможность для объективной, свободной от лести оценки модели. При таком подходе особенно важно найти чувство меры, своеобразное равновесие художественной достоверности, объективной, непредвзятой оценки и личностного восприятия. Задача эта чрезвычайно трудна. И даже в такой бесспорной, на наш взгляд, удаче, как групповой портрет С. Кудрявцевой «Мои подруги», может быть, излишне заострены недостатки внешнего облика персонажей. В работах С. Кудрявцевой и Л. Кирилловой интерес к обыденному как значительному, но внешне не привлекательному, можно объяснить стремлением показать человека без идеализации, с его личными проблемами, заботами и сложностями.

Самобытностью характера отмечены образы советских людей в произведениях Д. Жилинского («А. А. и П. Л. Капицы», 1979), С. Вейверите («Портрет актрисы Р. Сталилюнайте», 1980), Д. Журавлева («Портрет сталевара В. О. Карсавина», 1980), Ф. Решетникова («Я слышу землю», 1980), Е. Романовой («Председатель», 1972), О. Филатчева («Портрет В. Якубовича», 1970). Многообразие индивидуальностей легко прослеживается при сопоставлении людей одной и той же профессии, в облике которых выделена прежде всего неповторимая уникальность каждого. Таковы портреты Расула Рзы (1970) Т. Салахова, народного писателя Киргизии, лауреата Ленинской и Государственной премий СССР Чингиза Айтматова (1977) С. Чуйкова, народных писателей Якутии Н. Е. Мордникова, В. В. Новикова, С. Р. Кулачикова, Д. К. Сивцева (1974) А. Осипова.

По перечисленным и целому ряду других произведений можно составить представление о своеобразии и об общих чертах, характерных для нашего современника. Это неоднозначность душевных переживаний, пытливость ума, высокий уровень культуры. «Социализм развивает все многообразие интересов, потребностей, способности людей. Более того, социализм нуждается в таком многообразии, видя в нем необходимое условие дальнейшего подъема творческой активности людей, инициативы, соревнования умов и талантов, без чего вообще немыслим социалистический образ жизни, немыслимо движение вперед».