Еще не так давно мы жили в стране, которая называлась СССР. Жили в эпоху соцреализма все практически одинаково, за редкими исключениями, одинаково одевались , за границу почти не ездили, поскольку для этого надо было сначала получить выездную визу, что было отнюдь не просто, ходили на демонстрации, где кричали ура-патриотические лозунги, а придя домой пили одну, в крайнем случае две марки водки. Пили тщательно, поскольку делать было нечего, частный бизнес был запрещен, заработать денег было практически невозможно, а заработав, купить на них было практически нечего. Вот и покупали что удавалось достать согласно лозунгам: “книга лучший подарок” и “дарите женщинам цветы”.

Мало кто мог позволить себе коллекционировать что-либо, а уж о коллекционировании картин и говорить нечего: во времена правления КПСС, любому коллекционеру сразу на всякий случай приклеивали ярлык “спекулянт”. Этот термин, первоначально обозначавший умение торговать например на бирже и, предполагавший серьезные экономические знания, употреблялся советской властью с целью очернить человека, подавить и желательно посадить. В силу политически-запретительных причин, возможности участвовать в процессах мировой торговли предметами искусства, влиять на эти процессы, да попросту приобретать шедевры, как это смели делать без чьего-то высочайшего разрешения Щукины, Морозовы и иже с ними, наши люди в течение последних 80-ти лет не имели.

Вспомните муки Зверева, меценатство Талочкина. Редким людям, например академикам, писателям, да по странному стечению обстоятельств, известным хирургам, все же удавалось создавать коллекции, в основном отечественной живописи. Сегодня, картины написанные художниками, членами СХ СССР востребованы и чем дальше тем больше. Я уже писал о совете покупать картины 30-х годов. Совет замечательный, с таким же успехом можно было советовать покупать Микеланджело, вот только где его найти? А если и удастся найти, то сколько будет стоить?

С точки зрения редкости, различие между работами 1930-х и 1530-х огромное, а с точки зрения малограмотного чиновника или депутата не такое уж большое, поскольку и те и другие подпадают под все тот же идиотский закон о 50-ти годах и под определение “антиквариат”. И те и другие работы достаточно тяжело купить. Кстати, купить не подделку. А вот работы 1950-1970-х годов, так называемый соцреализм, купить гораздо реальнее, да и подделок здесь несравнимо меньше. При советской однопартийной всепроникающей власти, художники, которые писали рубенсовских кузнецов и доярок, жили по сравнению с другими художниками довольно неплохо.

Прогнувшись вопреки Макаревичу под изменчивый мир, а точнее под идеологическую машину партийного аппарата, они имели госзаказы, обеспечивавшие их вполне достойным существованием. Я ни в коей мере не виню этих художников. Они должны были кормить свои семьи. Госзаказы, которые выполнялись грамотными художниками, направлялись в Дома культуры, заводские клубы, стадионы, столовые, больницы и имели одну цель: восхвалять КПСС.

Для того, что бы оправдать свою деятельность, был выдвинут иезуитский лозунг: ”Народ и партия едины”. Много лет народ смеялся над этим и с равнодушным спокойствием проходил мимо произведений искусства социалистического реализма. Я хорошо помню типовые сталинские скульптуры: гипер-мускулистую “Девушку с веслом” и дебильного “Пионера”, которые стояли в парках и скверах. В 1965 году я, находясь в санатории, в качестве развлечения укладывал стопку кирпичей на голову такому пионеру. Публика покатывалась со смеху. Тогда все это казалось смешным и нелепым.

Однако, времена изменились…

Возвращаясь к теме коллекционирования живописи соцреализма, кстати официально объявленного единственно верным направлением в искусстве товарищем Сталиным в 1932 году, хочу отметить, что это направление царствовало у нас не только в 30-х и в 50-х годах, но и вплоть до перестройки, когда наконец появилась возможность выставляться нонконформистам, абстракционистам, участникам студии Элия Белютина и другим художникам, которые не нравились Хрущеву. Я понимаю художников, которые будучи раскритикованными Хрущевым, обижались на него. Тот же Белютин мягко и спокойно пытался объяснить Никите Сергеевичу смысл картин, иное видение, восприятие художником мира.

Я призываю художников не обижаться на Хрущева, а понять, что его негативно настраивали чиновники от искусства, которые в нем абсолютно ничего не понимали, а если и понимали, то опасались свободомыслия. В первую очередь главным врагом советских художников, как и всей интеллигенции я считаю Суслова. Этот человек, участвовал в заговоре против Хрущева и вошел в историю как наиболее одиозная личность, был “серым кардиналом” при Брежневе. У Хрущева просто физически не было возможности заниматься проблемами художников и изучать историю искусств.

Мракобесы от политики прозвали Никиту Сергеевича “кукурузником”, совершенно не понимая, что он вместо того, что бы раскулачивать крестьян, ставших зажиточными исключительно благодаря собственному тяжелейшему труду, расстреливать по приговору “тройки” и искать внутренних и внешних врагов, пытался накормить страну. Он ездил в США не отдыхать, а набраться опыта. И то, что он мало разбирался в живописи, не вина и даже возможно не беда, а просто стечение обстоятельств, такими были люди, такое было время. Пусть он обидел Эрнста Неизвестного, но не из-за ненависти или враждебности лично к нему, а из-за того, что “доброжелатели” нашептывали.

А вот Неизвестный поступил блестяще: не только не обиделся, а сделал Хрущеву оригинальный памятник, вошедший в историю. Думаю экскурсанты, посещающие Новодевичье кладбище и слушающие рассказ гида, рассматривают его с большим интересом, уважительно склонив голову перед скульптором и руководителем страны. Советские живописцы, прикладники, ювелиры, получили очень даже неплохое образование, как высшее, так и среднее, хотя им было тяжело творить под гнетом цензуры во время, когда занавеска была железной. Многие из них писали как говорят писатели “в стол”, писали для себя. Югай, Артамонов и другие, замечательные художники, писали обнаженную натуру, которую не имели право выставлять на общесоюзных выставках, потому, что серый кардинал запросто мог лишить их мастерской, или не дай Бог того хуже.

И все же наши мастера создали много эпических полотен, которыми мы вправе гордиться хотя бы лишь потому, что на Западе так писать не умели. Но мы , к нашему стыду, мало ценили наших умельцев. А вот американцы и англичане первыми оценили и почуяли запах денег и не только почуяли, но и успешно заработали. В музее Джонсона в Миннеаполисе хранится 16000 картин членов СХ СССР! Среди них есть фундаментальные, исторические полотна. Глядя на такие, часто большого размера холсты, ощущаешь какой-то прилив, если не гордость за нашу великую Родину и ее неизменного руководителя товарища Сталина, как известно, лучшего друга детей и спортсменов.

Понимаю, что вопрос риторический, но все же, что надо сделать, что бы россияне осознали, что картина в стиле соцреализма на стене, это не только признак вкуса и любовь к прекрасному, это еще и шаг в сторону участия России в международном обороте предметов искусства, это грамотная инвестиция: 20-30% годового дохода, а иногда и более.